"Служу владимирскому зрителю!"

Сегодня, 9 декабря, исполнилось ровно три года, как ушёл из жизни актёр, режиссёр и телеведущий Владимир Лаврентьев.

«Служу владимирскому зрителю!»  — звучно, по-армейски чеканно, и без микрофона на весь зал он произносит эти слова. Низкий поклон, улыбка, в руках букет цветов.

К 2006-ому году, когда актёру Владимирского областного академического театра драмы Владимиру Лаврентьеву присвоили звание «Заслуженный артист России», его «послужной» список был полон, казалось бы, всего. Более 30 лет на сцене, тысячи спектаклей: «Ханума», «№13», «Ужин Дураков», «Шум за сценой», «Это было недавно», да всего и не перечислишь… Сотни образов: комические, трагические, и вовсе шуточные, детские (на сцене Омского ТЮЗа), роли в кино…

Владимир Лаврентьев на церемонии присвоения ему звания «Заслуженный артист России»

На снимках- Владимир Лаврентьев в спектакле Владимирского академического театра драмы

Почётное звание, аплодисменты зрителей и коллег не успокаивали – он никогда не стоял на месте, пробовал себя в новом и новом амплуа. Так, вскоре актёр Лаврентьев стал ещё и режиссёром – в Народный театр оперетты, как сам признавался, влюбился с первых дней; и телеведущим – на каналах «ТВ-Центр Владимир» и «ГТРК Владимир» выходили в эфир его авторские программы. Но обо всём по порядку.

На снимках — Владимир Лаврентьев на сцене Народного театра оперетты

А к порядку Владимир Лаврентьев был приучен с детства – отец-военный хоть и не воспитал в сыне преемника, но ответственность и пунктуальность передать сумел.

А любовь к театру, музыке и кино Лаврентьев-младший унаследовал от мамы. Наверное, это «взрывное» сочетание армейской целеустремлённости и умения видеть, чувствовать прекрасное, составили, в итоге, и его неуёмный характер, и блестящий талант.


Михаил Асафов, заслуженный артист РСФСР, народный артист России, актёр Владимирского академического театра драмы:
- Володя импровизировал и в жизни, но при этом заранее не подготавливал ничего, он разыгрывал всех без подготовки. Иногда шутил с серьёзным лицом, например, — знаете, говорил, мол, идёт повышение платы, дефолт. Все верили, потому что он серьёзен был. А на сцену выходил всегда с шутками и прибаутками: мог дёрнуть кого-нибудь за ус или отпустить шутку незлобивую.


Любовь Романова, артистка владимирского Народного театра оперетты.
- Я много смотрела спектаклей с его участием. Однажды на «Хануме» очень интересный случай был. Для пущей убедительности, чтоб походить на кавказца, он придумал себе нос – приклеивал из папье-маше. И вот только он вышел на сцену, нос – раз – и отвалился. А что он? Спокойно убрал его и, как ни в чём не бывало, продолжил дальше играть.
Как режиссер был не менее талантлив, многогранен, жадный до жизни. Дисциплина у него на репетициях была железная. Опозданий не терпел, делал замечания. Но никогда не повышал голоса, не орал. Он просто добивался, добивался как режиссёр своего. Выбивал с актёра – всё то, что он хотел, получал. А ещё я никогда не видела, чтобы он был грустный, всегда на лице его была улыбка. Хотя он же человек, бывали и у него неприятности. Не знаю, как это объяснить, не иначе, как дано от природы.

Таким – улыбчивым, подчас строгим, но всегда неудержимо творческим Владимира Лаврентьева помнят друзья, одноклассники и однокурсники ещё с комсомольской юности. Жил Володя Лаврентьев с родителями в Приозерске Ленинградской области. Как и все, учился в школе. По наставлению отца поступил в лётное училище. Но творческая натура, он не мог удержаться в рамках военной муштры – сбежал через полгода учёбы, не сказав ни слова родителям. И отправился поступать в Ленинградский Государственный институт театра, музыки и кинематографии. И – поступил на курс Василия Меркурьева.


Сергей Новиков, друг детства:
- Мы были студентами разных ВУЗов Ленинграда, а по субботам обычно ездили на выходные на электричке к родителям в Приозерск.

Обычно возвращались усталые и проголодавшиеся. Через час пути, а дорога занимала почти 3 часа, возбуждение от встречи утихало, новости заканчивались и все начинали дремать…, если не было Лаврюхи.

Иногда я уставал от его шуток, баек, историй из театральной жизни и дружески просил его дать возможность немного поспать. И вот, как-то, когда я уже закрыл глаза и задремал, вдруг почувствовал, как мне на плечо тяжело легла рука. Громкий голос, с типичными нотками комсомольского активиста, рапортующего на очередном партийном мероприятии, прозвенел прямо перед моим лицом: «Спроси меня, Серега, а будет ли у нас коммунизм?!»

Я открыл глаза и почувствовал, что весь вагон затих, в ожидании «политической провокации». Передо мной стоял Лаврюха с горящими глазами и ждал, что я отвечу. Он весь светился! Господи, как я был зол!

Я вскочил и, глядя ему в глаза, громко, на весь вагон, со злобой закричал: «Скажи мне, Вовка, будет у нас коммунизм или нет?!»

…Оп! показалось, что исчез даже стук колес — полнейшая тишина.

- «Будет, Сергей!, Обязательно будет!»- отрапортовал Вовка, окинув взглядом вагон, и успев, при этом, краем глаза подмигнуть мне, но так, что это заметили и все остальные.

Тут я увидел, как народ в истерике стал соскальзывать с вагонных диванов на пол, а затем грянул истерический хохот всех, кто был в вагоне электрички.

Спать расхотелось…Мне трудно передать все детали этого «выступления», но это было сделано Володей столь талантливо, что запомнилось на всю жизнь и превратилось в очередную «байку».

Байки, под хорошее вино и в хорошей компании, Вовчик (а он любил, чтоб друзья и домашние называли его именно так) рассказывать любил. После двух лет работы в Омском ТЮЗе, куда был направлен по распределению, актёр Владимир Лаврентьев приехал во Владимирскую область, в областной театр драмы имени Луначарского. Друзья часто собирались у Лаврентьевых, комната в 18 квадратных метров порой вмещала до 35 человек. Тут и песни, и шутки, и карты, и многочисленные истории – а рассказывать Владимир умел так, что слушали его с открытым ртом.



Аркадий Карпов, телеоператор:
- Рассказчик он был от Бога, его хотелось слушать. «Погода с приветом» – программ с таким названием мы с ним сняли около трёхсот (на снимках). С экрана он не просто сообщал о погоде, не просто читал стихотворение, он точно подбирал всё по смыслу, интонации, по состоянию погоды и души. У него специальная была тетрадь, куда он записывал все эти стихи. Однажды мы приехали в одну деревню, вид там был очень красивый – мы вообще всегда искали живописные пейзажи для съёмок. Так вот, встали около красивого забора с сиренью, записываем. Вдруг из-за забора мужик, как начал ругаться, мол, прекратите съёмки, что вы тут устроили. Подошёл ближе, присмотрелся, узнал Володю: «Ой, это вы стихи читаете в программе про погоду?» – «Да», — отвечаем.  – «Мы всей нашей деревней вас смотрим и ждём, когда будет погода, чтоб ваши стихи послушать». Я говорю – «Володя, может, у тебя и нет «Народного» артиста, но вот признание народное у тебя есть». И такое повторялось не раз.


Главное, как говорил Лаврентьев в одной из своих телепередач, – чаще ходите друг к другу в гости и приносите… хорошее настроение. Своей доброты он не жалел, был готов отдать последнее. Таких историй миллион – утверждают друзья. Он просил всегда и за всех. Кроме себя. Даже то, что полагается, не смел требовать.


Михаил Асафов, заслуженный артист РСФСР, народный артист России, актёр Владимирского академического театра драмы:
- Однажды я ушёл из дома в январе. Холод был под минус 20, а я ушёл в одной рубашке. Ехал в троллейбусе, вдруг он меня увидел — «это ты, что ли?», я говорю-  «да вот, так случилось». А он: «поехали, поехали ко мне домой». Одел, обул, согрел, денег дал, вот в  чём выражалась его дружба. Он был очень в этом отношении человек сопереживающий.

Татьяна Лаврентьева, вдова:
- Он всем помогал. Любой актёр, который приезжал в театр, обязательно был на попечении Владимира Сергеевича. Имею в виду, когда коммунистические времена, когда распределение было актёрское, приезжали из МХАТа, из «Щуки», он всегда обычно он их всех тащил домой и опекал, и кормил, и знакомил со всем городом.

Последним местом работы Владимира Лаврентьева стал народный театр «Родник». В Суздаль на репетиции Владимир Сергеевич ездил несколько раз в неделю. И в тот снежный вечер, 9 декабря 2010 года, он ехал именно туда. И, конечно, как всегда, его не останавливал ни снегопад, ни гололёд. Уже на следующее утро небо пролилось дождём, и долго-долго ещё не было снега в ту зиму. Погода и состояние души – он всегда умел находить что-то общее между ними…

Анна Онисковец

Фото из семейного архива Лаврентьевых и из программы «Погода с приветом» телеканала «ТВ-Центр Владимир»

Поделиться: