Более полутора столетий назад, царская «реформа местного самоуправления» привела к образованию губернских и уездных земских учреждений. Они формировались путем выборов, а состояли из распорядительных и исполнительных органов. Распорядительными были земские собрания, исполнительными органами являлись земские управы, избиравшиеся на земских собраниях.

Была такая и во Владимире, до революции располагалась на улице Никитской дом 5 (на архивном снимке), ныне здание «Студенческой» поликлиники. Ежегодно «гласные» (депутаты) созывались на сессию для утверждения отчетов по доходам/расходам и для рассмотрения дел земского хозяйства – не напоминает ли отдаленно наши дни?

Трудно поверить, но в некоторых российских городах «управы» есть и сейчас. Яркий тому пример – Калуга, там это наименование сегодняшней администрации, а ее конкурсный руководитель носит гордое имя «городского головы». Тут много и иных локальных «экспериментов», скажем, несколько лет назад здесь отказались от деления города на три внутренних округа. Вместо них появились три десятка представительств, замыкаемых на управление по работе с территориями.

Другой образец — Москва. Так и теперь называются районные органы управления столицей со статусом самостоятельных поселений, до недавнего расширения мегаполиса их было 125 в пределах 10 префектур.

Каждый же из административных .районов Владимира по своему масштабу, в первую очередь населению, как раз соответствует либо средней московской управе, либо уже крупнейшим муниципальным районам Владимирской области, допустим, Александровскому (с населением за сто тысяч жителей).         

Современные муниципальные преобразования, особенно, принятое в прошлом году законодательство о новых типах муниципалитетов, выдали нам все инструменты к разрешению судьбы Ленинской, Октябрьской и Фрунзенской городских частей областного центра в обозримом будущем.

 Дмитрий Жученко, муниципальный эксперт

Поделиться: