"Наш главный слушатель - тот, который до нас еще не дошел"

В Центре классической музыки открыт новый — восемнадцатый — концертный сезон. Предыдущий творческий год оказался богатым на музыкальные события и уже стал знаковым в культурной жизни Владимирской области. А чего ждать слушателям и гостям ЦКМ в этом сезоне, открытие которого уже вызвало столько обсуждений и публикаций?

Напомним, что маэстро Артём Маркин 23 октября вместе со своими музыкантами впервые во Владимире исполнил «Данте-симфонию» Ференца Листа, на написание которой композитора вдохновила «Божественная комедия» Данте Алигьери. Сегодня главный дирижер Владимирского Губернаторского симфонического оркестра поделился с нами своими творческими поисками. И рассказал о том, как рождаются идеи.

- А с чем связан выбор «Данте-симфонии»? Может быть, ответ — в первых строках первой песни Ада: «Земную жизнь пройдя до половины…»?

- Да, пожалуй, это самое главное. Статус концерта-открытия я придал именно исполнению «Данте-симфонии», как особой вехе. Оказалось, что концерт-загадка — «Данте-симфония» Ференца Листа — вызвала колоссальный интерес: и среди наших слушателей, и среди журналистов, и в интернет-сообществе. Хотя эта музыка крайне редко исполняется. Да и сам я не подозревал такого интереса у владимирской публики к Листу и к «Божественной комедии» Данте. Люди говорят, что легкое надоело. У публики просыпается желание думать, переживать, ставить перед собой глубокие вопросы, мучительно искать ответы на них.

- На открытии нового сезона заместитель директора департамента культуры администрации Владимирской области Алиса Бирюкова говорила о Вашей смелости и отчаянности, с которыми Губернаторский симфонический оркестр идет на эксперименты. А не страшно экспериментировать?

- Да, риск всегда есть. Мы очень сильно рисковали, когда ставили в июне на закрытие семнадцатого концертного сезона Шестую симфонию Николая Мясковского. С одной стороны, произведения этого композитора во Владимире практически не исполняются, его музыку здесь почти никто не знает. С другой, за нашей отчаянностью всегда стоят четкий расчет и профессионализм. В такие моменты у меня возникает сравнение наших отчаянных музыкальных поступков с экстремальными акробатическими номерами. Но вспомните ремарку-предупреждение, которое часто можно услышать после демонстрации тех или иных трюков: «Не рекомендуем повторять самостоятельно»… (смеется)

На то она и новая идея, чтобы быть новой идеей. Как тут без риска? А тиражирование идей и останется тиражированием идей, у которого тоже, кстати, есть свои плюсы. Только непосредственность воздействия — другая. Однако гонка за чужими идеями способна подорвать творческие и физические силы. Это я так о конкуренции мечтаю … (смеется)

- А о чем еще Вы мечтаете сегодня?

- Мечтаю о том, чтобы никуда не уходило вот это вот ощущение – полной концентрации. Чтобы ничто от работы не отвлекало. Чтобы были и идеи, и ресурсы. Страшно, когда есть идеи и нет ресурсов. Правда, намного страшнее, когда есть ресурсы, а сказать не о чем.

Хотя, например, идея «Музыкальной экспедиции» оказалась сверхэкономичной. Этот проект доказал: когда у тебя идея есть, она обязательно найдет дорогу и поддержку. Мы планируем продолжать Танеевский фестиваль, который будет проводиться раз в два года. К празднованию 1000-летия Суздаля “дорастим” “Лето Господне” до уровня международного форума-фестиваля с участием художественного руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева. По-прежнему готовим концерты с переменой мест, с включением необычных интерактивных моментов.

- Поделитесь с нами своим опытом: как рождаются идеи?

- Помните знаменитые строки Анны Андреевны Ахматовой?

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда,

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда. 

Лучше я не отвечу. А вообще идея приходит довольно-таки мучительно. Это огромный интеллектуальный труд. Идея для меня — это и своего рода инстинкт самосохранения, потому что в вакууме творческому человеку жить невозможно.

- Как-то в одном из своих интервью Вы сказали, что музыка не может оставаться вне политики. А сейчас Вы думаете так же?

- Перефразируя знаменитое выражение философа Людвига Витгенштейна, я бы сейчас сказал: музыка способна говорить о том, о чем следует молчать, таков ее логос. Бывают моменты, когда политика касается граней этических вопросов, и тогда одной из задач музыкантов становится снижение градуса ненависти и напряжения в обществе. У Данте в «Божественной комедии» вся политика заканчивается в Аду. Отчасти — в Чистилище. Потом он с ней расстается. Это о многом говорит.

- Артём Эдуардович, а вот такой не совсем обычный вопрос: тишину Вы любите?

- Обычно я создаю свое личное пространство из звуков, которые мне нравятся. И мне некомфортно в другом звуковом пространстве. Моим личным звуковым пространством — комфортным интерьером — может быть все, что угодно, любая организованная звуковая ткань. Конечно, прежде всего — классическая и джазовая музыка.

Да, мои мысли не знают тишины. Поиск идей — непрекращающийся процесс. Новую идею может подсказать и сцена из голливудского фильма, и обычная встреча. Да, встречи для меня очень важны. Новые люди в окружении — это прекрасно. Но и старые друзья, как недочитанные книги, интересны. Мне повезло на общение с личностями. Личность — не обязательно великий и выдающийся человек. Образно говоря, под любой человеческой оболочкой может оказаться живой Будда. Главное — разглядеть его и научиться у него чему-то новому. Как Вергилий — в сумрачном лесу… А кто может стать таким Вергилием в нашем «сумрачном лесу»? Им может стать, например, мистер Джером Сэлинджер или Джон Фаулз. Кто угодно.

Но вот что я вижу сегодня ясно: консервативная форма классического, академического музыкального концерта по-прежнему очень нужна и востребована. И наша задача в этих условиях — выйти и сыграть симфонию номер такой-то такого-то композитора; симфонию, у которой, может, и нет никакого привлекательного названия или заголовка. Знаете, я внимательно слежу за коллегами из других регионов: слишком много сейчас концертов-акций, которые вот-вот уже подменят собой традиционный концерт.

Например, концерты для домашних животных… концерты для увеличения надоев или концерты без объявления программы… Некоторые фермерские хозяйства считают, что с помощью классики можно повысить иммунитет животных. Но все это не про музыку, у музыки другая миссия.

- Однако один из ведущих современных российских композиторов Владимир Мартынов считает, что время классического концерта закончилось и пришло время opus-posth, по его выражению.

- Это его личная художественная позиция, направленная на продвижение его личного композиторского продукта, не более того. Помните образ из русских народных сказок: на дереве висит сундук, в сундуке птица, в птице заяц, в зайце яйцо, а в яйце… Главное, чтобы внутри что-то все же оказалось, когда будет совлечена последняя оболочка.

В последнее время я стараюсь отходить от внешнего, приходящего в музыку извне, и концентрироваться на оркестре и его возможностях. По-моему, это гораздо важнее.

- Сейчас многие говорят о новом органе Центра классической музыки, хотя первый раз он зазвучит только 22 ноября…

- Да, для нас прибытие органа — большое событие. Символично, что его приобретение, фактически, совпало с приобретением звонницы. Наша площадка позволит соединить орган и колокола, это будет интересное сочетание. 

Идея покупки органа родилась с подачи знаменитого виолончелиста и органиста Александра Князева. Этот инструмент, бесспорно, станет неотъемлемой частью нашей концертной деятельности. Серия выступлений «Орган +» несет в себе огромные возможности. Кроме того, у российских органистов определенный музыкальный голод — в силу исторических и культурных особенностей. Главные органные страны все-таки — Франция и Германия. Орган — такой же символ западно-христианской музыкальной цивилизации, как колокол — восточно-христианской.

- Столько всего было уже сделано в текущем году: три серьезнейших музыкальных фестиваля… Постоянные концерты. Чувствуете результаты этой напряженной работы?

- Новая публика. Я чувствую появление новой публики. Ведь наш главный слушатель — тот, который до нас еще не дошел, но обязательно придет. А мы можем привлечь его такими неформатными событиями, как «Ночь в оркестре», или концептуальностью программы традиционного концерта с исполнением «Данте-симфонии» Листа.

К лету мы планируем проводить открытые репетиции. Нужно завершить реконструкцию территории, прилегающей к Центру классической музыки. Будем устраивать концерты колокольной музыки, концерты на открытой площадке. А дальше слушателям останется только подняться по лестнице, чтобы посетить репетиции, у которых практически концертное качество.

Беседовала Екатерина Цветкова

Фото Василия Никитинского

Поделиться: