На "Вечере одного шедевра" владимирцы услышат  одно из самых личных сочинений  Шостаковича

Владимирский Губернаторский симфонический оркестр и маэстро Артем Маркин приглашают владимирцев на уникальный концерт «Вечер одного шедевра». В программе — одно из самых личных и автобиографичных сочинений Дмитрия Шостаковича — Симфония No 10 ми минор, ор. 93.

Это произведение впервые было исполнено Ленинградским филармоническим оркестром под управлением Евгения Мравинского 17 декабря 1953 года. До сих пор неясно, когда точно оно было написано. Если опираться на письма композитора, то - в период между июлем и октябрем 1953 года. Однако эскизы некоторых материалов указывают на 1946 год.

Десятую симфонию называют одним из самых личных сочине­ний Шостаковича. Предшествующая, Девятая, создавалась восемь лет назад. Ее ждали как апофеоз победы, а полу­чили нечто странное, двусмысленное, вызвавшее и недоумение, и недовольство критики. А потом было партийное постановление 1948 года, в котором музыка Шостаковича была признана формалистической и вредной. Его стали «перевоспитывать»: «прорабатывали» на многочисленных собраниях, уволили из консерватории. Считалось, что «нельзя доверить махровому формалисту воспитание молодых музыкантов».

На несколько лет композитор замкнулся в себе. Писал для заработка музыку к кинофильмам. Сочинил ораторию «Песнь о лесах», кантату «Над Родиной нашей солнце сия­ет», хоровые поэмы на стихи революционных поэтов. И все же премьера Десятой симфонии состоялась 17 декабря 1953 года в Ленинграде под управлением Мравинского.

Первая часть начинается скорбно, сурово. Чрезвычайно протяженна глав­ная партия, в длительном развертывании которой несомненны траурные интонации. Но уходит мрачное раздумье и осторожно появляется свет­лая тема, словно первый робкий росток, тянущийся к солнцу. Испод­воль возникает ритм вальса — не самый вальс, а намек на него, как пер­вый проблеск надежды.

Вторая часть — не совсем традиционное для Шостаковича скерцо. В отличие от всецело «злых» аналогичных частей в некоторых из пре­жних симфоний, в нем не только бесчеловечный марш, фанфары, неумо­лимое, все сметающее движение. Появляются и противостоящие силы — борьбы, отпор. Не случайно гобои и кларнеты запевают мелодию, по­чти дословно повторяющую мотив из вступления к «Борису Годунову» Мусоргского. Жив народ, которому пришлось перетерпеть столь мно­гое.

Третья часть, долгие годы казавшаяся загадочной, в предлагаемой трактовке становится вполне логичной. Это не философская лирика, не размышление, как привычно для медленных частей предшествую­щих симфоний. Ее начало — как будто выход из хаоса. Впервые в симфонии появляется тема-автограф. Это его, композитора, раздумья на историческом перепутье. Все ко­леблется, все неустойчиво и неясно.

Финал начинается тоже нетрадиционно — с глубокого раздумья. Вот как говорит о нем современник Дмитрия Шостаковича музыковед Георгий Орлов: «Отдаленный трубный сиг­нал дает начало главной теме финала, воздушно легкой, стремительной, журчащей веселыми весенними ручейками». Итак, оркестранты и маэстро Артем Маркин приглашают жителей и гостей Владимира провести вечер 29 января в  Центре классической музыки. Начало  - в 18.30.

Подготовлено  пресс-службой  ЦКМ

Поделиться: