Вечно молодой и интересный Оскар Уайльд в постановке театра «Контакт»

«Здесь еще есть игра слов, которая в переводе теряется. «Эрнест» на английском значит «серьезный»» - лингвистические нюансы пьесы «Как важно быть серьезным»  объясняет в фойе Дворца Творчества Юных исполнитель роли Лэйна Радислав Прокофьев. Спектакль юношеского театра «Контакт» только что закончился. Зрительницы слушают с вниманием и советуют актеру в следующий раз на сцене больше улыбаться.

На снимке слева -Лэйн (Радислав Прокофьев)

Вредный совет. Драматургия Уайльда построена на контрастах. Спектакль начался в 17.00 при переполненном зале с традиционного five o’clock. Вышколенный лакей с бесстрастным лицом, какое только и может быть у прислуги в английских пьесах, поглощал за спиной хозяина не предназначавшиеся ему сэндвичи. Может быть, все тонкости национального юмора и этикета, движения изворотливого ума известного драматурга и прочие нюансы коллектив «Контакта» и не смог передать в полном объеме, но настроение и увлеченность – несомненно. Современному старшекласснику тексты Оскара Уайльда интересны и как зрителю, и как актеру. Коллектив театра «Контакт» примерял на себя образы многих классиков: Лопе де Вега, Фонвизина, Грибоедова, Островского… Но именно Уайльд оказался в их исполнении максимально органичен и свеж. Между актерами и материалом не ощущалось ни противоречия, ни явной дистанции.

Да, Уайльду найдется место в будущем. Несмотря на то, что половина проблем, на которых держится сюжет, остались лишь в художественной литературе и жизни избранных: наследство и приданое, имена для благородных и простолюдинов, город и деревня, возможность сосуществования людей, у которых ветвей на генеалогическом древе больше, чем деревьев в лесу, и тех, кого нашли на вокзале в саквояже. Но неравенство и предрассудки живы, как никогда, просто приняли не столь очевидные формы. Молодежь, как самое чувствительное к несправедливости и лжи сообщество, ощущает двойственность происходящего острее и четче. Они живут рядом с зависящими от выгоды и ситуации стандартами взрослых, постоянно меняющимися правилами игры и непредсказуемостью как будущего, так и прошлого. Поэтому с Уайльдом у них нет затруднений, они легко считывают, о чем это, и могут вместе с драматургом над этим посмеяться.

Спектакль в репертуаре не новый. После пятилетнего перерыва забытую постановку достали с полки и вернули на сцену. С одной стороны, возвращение на исхоженные тропы может быть скучным, с другой – превратиться в богатый на выводы эксперимент. Подобно многократному чтению любимой книги, это дает возможность заметить, как изменилось при неизменности текста и декораций всё остальное. Но с традиционными и нарочито стилизованными декорациями тоже можно было расстаться. Они крадут ощущение попадания в сегодняшний день, но потерянное возвращают костюмы актеров. Девушки и юноши, одетые в классические, но узнаваемые вещи из разных магазинов современного fast fashion,  без фальши сочетаются и с репликами, и юмором английского драматурга, умершего более ста лет назад.


Текст пьесы подвергся сокращению, что пошло спектаклю на пользу. Бодрый темп, динамика, правильные паузы в правильных местах — всё вместе крепко держит
внимание зрителя. Роли же органично совпали с актерами, и многие их смогли приручить, сделать «своими», привнести в них индивидуальные жесты, интонации и прочие случайные и осознанные находки. То есть явили собой результат творчества. Что нечасто случается и в профессиональных театрах, где находится место и ленивым решениям, и утомительным штампам.

Очередная постановка «Контакта» напоминает о важности выбора материала для детских и молодежных спектаклей. Печально, но необходимо признать дефицит качественных и интересных пьес от современных драматургов. Классика, как известно, уже в том недостижимом мире, что о ней либо хорошо, либо никак. И всё же, между хрестоматийными текстами и подростком лежит технический прогресс, скорость и структура потребления информации, новые контексты и стереотипы. Творчество и труд, поиск, конечно, преодолевают любые дистанции, но такие марафоны — дело не для новичков. Поэтому, мне кажется, до «понятного» и где-то даже дидактичного Островского школьнику образца 2016 года дотянутся сложнее, чем до Уайльда. Но на последнем можно накачать необходимые «мускулы» понимания, проживания и самовыражения.

Илья Сидорцев, руководитель коллектива, преданный ему и в жизни, и на сцене, поскольку сам обычно задействован в спектаклях, в этот раз остался за кулисами. «Играющий тренер» отметил, что в материале есть тонкости, которые без предварительной детальной работы, индивидуальных репетиций, передать ребятам было бы сложно. Пьеса построена на противопоставлении мужского и женского, социального и индивидуального, деревенского и городского, игры и заявленной в заголовке
«серьезности». Вероятно, индивидуальные репетиции были удачны, поскольку тонкости текста в спектакле удалось сохранить.

Ребятам, конечно, есть над чем работать. Следуя заветам Станиславского  — всем нам, даже тем, кто не ходит в театры и не является актерами – стоит работать, прежде всего, над собой. Но у этой постановки есть то отличительное свойство, которое стоит и эффектных декораций, и профессиональной сценографии, и поставленных голосов (хотя всё это приветствуется) — она живая.

В спектакле сыграли Дмитрий Ларионов (Джон Уординг), Никита Марков (Алджернон Монкриф), Мария Пальмова (Гвендолен Ферфакс), Дарья Авдюнина (Лели Брекнелл), Ангелина Пелевина (Сесили Кардью), Павел Пикунов (Доктор Чезюбл), Федосья Прунова (Мисс Призм), Радислав Прокофьев (Лэйн) и Владислав Глебов (Мерримен).

Анна Решкова

Фото со страницы театра в социальной сети «Вконтакте»

Поделиться: