Вячеслав Филин: «Сегодня нужен дух творчества!»

Первый полет Юрия Алексеевича Гагарина в космос с каждым годом все дальше от нас, равно как и восторги всего мира от произошедшего грандиозного события. Мальчишки уже давно не мечтают покорять новые галактики и открывать неизвестные загадочные планеты, а  новости о полете на Марс не вызывают общественного резонанса, лишь в сердцах немногих подобные события находят отклик и заставляют трепетать. Поэтому в рамках празднования 55-летия со дня первого полета Гагарина в космос я решила хоть ненадолго окунуться в те далекие от нас времена, когда каждый шаг покорения Вселенной становился поводом для праздника, и пообщаться с человеком, который внес неоценимый вклад в развитие российской космонавтики – Вячеславом Михайловичем Филиным.

В моем родном городе Шацке Рязанской области имя Вячеслава Михайловича знает, пожалуй, каждый житель, ведь здесь и родился будущий конструктор. Конечно, как начинающему журналисту, мне очень хотелось пообщаться с этим выдающимся человеком. Вячеслав Михайлович — заместитель генерального конструктора Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П.Королева, руководитель научно-технического центра по средствам выведения, доктор технических наук, профессор, действительный член Академии космонавтики и международной Академии информатизации, заслуженный конструктор Российской Федерации.

Фото со страницы сообщества «Рязань и край Рязанский» в сети VK

К настоящему времени он выпустил несколько собственных книг, в которых рассказывается об истории космонавтики и людях, принимавших в ее развитии непосредственное участие. Отмечу, что 12 апреля прошла презентация его новой книги «Извилистая траектория» в родном городе конструктора. Вячеслав Михайлович настолько приветлив, что быстро располагает к себе. Перед началом интервью он подарил мне один экземпляр своей новой книги, после чего любезно предложил выпить чашку горячего вкусного чая, за которым у нас и завязалась долгая и интересная беседа.

- Вячеслав Михайлович, скажите, что повлияло на выбор Вашей будущей профессии?

– Когда я учился в школе, я хотел стать моряком, а потом — летчиком. Я всегда мечтал побывать в небе, посмотреть на землю сверху, но, к сожалению, не получилось. Я пошел в военкомат проходить комиссию и не прошел ее по зрению… В моей жизни было еще одно трагическое событие, которое меня «увело в сторону». Моя родная сестра попала под поезд и погибла. Она училась в Лесотехническом институте в Москве (Московский Государственный университет леса — прим. автора), и похороны устраивал институт. На траурной церемонии я пообещал, что заменю ее. Это и определило мою судьбу, так как я понимал, что должен идти в этот институт. Я проучился там 3 года, но понял, что это не мое, так как общеобразовательные предметы, такие, как физика, химия, математика и даже гуманитарные науки, давались мне очень легко, но когда нужно было уже заниматься непосредственно растениями, я с ужасом подумал, что не смогу там учиться. Поэтому когда я увидел объявление о дополнительном наборе студентов в Московский авиационный институт, я сразу туда ушел. Так судьба привела меня к моей будущей профессии.

Мы были первым выпуском ракетчиков в нашей стране. Руководил нашей кафедрой академик Василий Павлович Мишин. Он был первым заместителем Сергея Павловича Королева и по совместительству моим руководителем на протяжении долгого времени. Именно он сделал меня конструктором. Это нудное, но ответственное дело, когда на листе бумаги рождается чертеж того, что ты задумал сделать. Но чертеж нужно сделать максимально точно: поставить все размеры, показать обработки, допуски к посадке и т.д. Этой работой я занимался два года. Но в ней были и свои преимущества: когда я увидел свою первую деталь на чертеже, а потом смотрел, как она рождается  в цеху из металла, то получил колоссальное удовлетворение.

- Вы участвовали в разработке лунного корабля по лунной пилотируемой программе. Расскажите подробнее об этом проекте.

– До лунного корабля мы работали над космическими аппаратами, которые должны были достигнуть Марса и Венеры, но так ничего и не получилось. Ведь мы тогда еще не знали всех особенностей атмосфер этих планет. А почти сразу после полета Юрия Алексеевича Гагарина в космос, в 1963 году, я стал работать инженером. Тогда президент США Джон Кеннеди объявил о начале программы «Аполлон», в рамках которой американцы должны были превзойти русских и полететь на Луну. А мы, упиваясь триумфом 1961 года, можно сказать, «проспали» это событие. Потом, конечно, бросились догонять американцев. Был собран дополнительный сектор людей-проектантов, которые занимались лунным посадочным кораблем, куда вошел и я. Перед нами стояла задача сделать свой лунный корабль, чтобы он обязательно был не похож на американский. Цель проекта была следующей: к 50-летию советской власти советский человек должен был оказаться на Луне. Не буду рассказывать о технической стороне проекта, но мне хотелось бы поделиться ощущениями от нашей работы. Трудились мы «денно и нощно», но атмосфера была настолько творческой! Мы спорили до хрипоты о каждом решении и выбирали что-то лучшее. Это были, пожалуй, лучшие годы в моей жизни, тогда был настоящий подъем творчества и инициативы. Но, к сожалению, 4 аварийных пуска носителя не позволили дальше идти по этой программе. Конечно, жаль, что ракета так и не полетела…

- С чего начиналась программа «Энергия-Буран»?

– После нашей неудачи американцы начали программу «Спейс шаттл», а мы приступили к реализации «Бурана». Главным конструктором у нас был Игорь Николаевич Садовский. Я начал проектировать сам корабль. Говорю я сейчас об этом с великой гордостью, так как я начал этот проект с осевой линии, то есть, по сути, заложил фундамент. Это была очень сложная работа, потому что кораблем занимались Министерство общего машиностроения и Министерство авиационной промышленности, и нужно было распределить работу между всеми членами команды. В конце концов, мной была придумана схема деления этого корабля, которая всех удовлетворила. А дальше началась обычная процедура поиска решений, компоновка корабля. Потом из Днепропетровска к нам пришел новый конструктор Борис Иванович Губанов. С ним я был знаком, когда делал лунный корабль, где он создавал ракетный блок. Борис Иванович увидел меня и сказал: «О! Будешь моим заместителем! Корабль – это хорошо, конечно, но тебе нужно заниматься системой в целом». В эту самую систему входила и ракета, и посадочный комплекс, и стартовый комплекс, и технические позиции, то есть кругозор мой стал намного шире. И вот как заместитель главного конструктора, который отвечал еще к тому же за экспериментальную отработку, мне пришлось вместе с Борисом Ивановичем идти до самого запуска «Энергии-Бурана». В ракетной технике каждый винтик пройдет различные испытания и на растяжение, и на сжатие, и на температуру, и на многие другие показатели, чтобы он не сломался, потому что, когда этот винтик будет работать в реальных условиях, должны быть предусмотрены все виды отработки, чтобы он их выдержал. Винтик – это, конечно, условно, испытывали целые агрегаты. Вот я и отвечал за эти испытания.

Если говорить честно, из-за полученной «травмы» от неудачи с лунным проектом работа сначала шла тяжело. Но потом постепенно волей нашего академика и генерального конструктора Валентина Петровича Глушко все начали очень активно заниматься проектом. Многие до конца не верили, что эта система полетит, да и сейчас не верят, что она летала, уж настолько это громадное сооружение!

- В каких еще проектах Вы принимали участие?

– Я был одним из авторов проекта «Морской старт». С ним связана целая история! Так же, как и предыдущий, я прошел этот проект от начала и до конца. Работа тоже была непростой, в проекте участвовали 4 страны: Россия, США, Норвегия и Украина. Нужно было всех объединить в компанию, каждому поручить работу, чем, собственно, я и занимался.

- Атмосфера в работе над проектом «Морской старт» была такой же творческой, как и всегда?

– Да, конечно, надо было найти решение проблемы совместно. У меня вышла книга «Место старта – океан», где подробно описано, как создавался проект.

- Вы были лично знакомы с Сергеем Павловичем Королевым?

– Я с ним здоровался, хотя лично не был знаком. Королев тогда был для меня слишком высоким человеком, хотя он принимал нас на работу, давал наставления, что нас ждет интересная работа и большое будущее. Но очень плотно я работал с Валентином Петровичем Глушко. Это личность, которая стоит в одном ряду с личностью Сергея Павловича Королева, и все ракетчики об этом хорошо знают. Но почему-то все знают Королева, а ведь теоретическая подоплека была за Глушко. Сергей Павлович был организатором, а Валентин Петрович, по сути, — ученым. Он основоположник жидкостного ракетного двигателестроения. В моей книге «Путь к «Энергии»» есть раздел, который я посвятил Глушко, его манере работать, его требовательности, которую в первую очередь он применял к себе.

- Каким было первое впечатление от знакомства с Королевым и Глушко?

– Какое может быть впечатление… Это были государственные люди. Да все мы были люди государственные. Для нас главное – служение нашей Родине. У нас не было каких-то личных амбиций, мы не стремились наворовать деньги, чтобы купить яхту. Мы все были в работе, делали дело, которое нам поручило наше родное правительство. К сожалению, сейчас мы этого не наблюдаем.

- Как вы считаете, есть ли будущее у российской космонавтики?

– Космонавтика – это наука, совмещенная с техникой, которая только родилась. Мы еще не до конца знаем наши возможности, ведь космос – это вечность, безграничный запас энергии. Космос еще до конца не познан и сегодня нужно как следует изучить и обратить его в инструмент, который бы обслуживал человечество. Могу сказать одно, что сегодня наступил застой в космических делах. Конечно, есть технические достижения, которые для меня являются просто гениальными, например посадка Кьюриосити  на Марс (марсоход, запущенный НАСА — прим. автора). Сегодня должен быть дух творчества, пронизывающий все предприятие, нужно стараться найти какие-то неординарные решения. А сейчас все сели и смотрят лишь на материальную сторону дела…

- Во время нашей беседы вы упомянули не одну книгу, чье авторство принадлежит Вам. Совсем недавно состоялась презентация «Извилистой траектории». Расскажите, о чем она?

– Книга подводит итог моей ракетной деятельности. Здесь рассказано и о лунной ракете, и о том, как велось проектирование ракеты «Зенит», как проходила работа над ракетным блоком лунного корабля, нового носителя «Ангара» и  многом другом. Так как я связан с космосом не один десяток лет, я собирал сюда и мысли, которые меня все время волновали. В главе «Мысли вслух» я даю некоторую характеристику людей, которая, на мой взгляд, делает человека либо плохим, либо хорошим. А в приложении я собрал все, что мы делали по экспериментальной отработке. Но самое важное, что я напомнил здесь, что главное ракетное горючее – водород, чтобы никто не забыл, какие проблемы мы решили, ведь водородное горючее – это будущее.

- Что бы Вы пожелали современной молодежи?

– Повторю слова Владимира Ильича Ленина: учиться, учиться и еще раз учиться!

Беседовала Кристина Аманн, студентка ВлГУ

На снимках из личного архива автора — экспонаты из местного музея г.Шацка, подаренные музею В.М.Филиным

Поделиться: