"Цыганские дети сначала учатся танцевать, а потом ходить" (цыганская пословица)

Возможно, я бы не свела воедино две темы – цыганские дети и предстоящий 5 октября День учителя, если бы в понедельник 3 сентября, когда во многих школах шли линейки, посвященные началу учебного года, в автобус не влетела целая ватага красиво одетых школьников в сопровождении мамочек. По смоляным волосам детей, по длинным юбкам женщин, их  платкам с люрексом нетрудно было догадаться, что вошли цыгане, и едут они домой  после праздника первоклассников.

А дальше в автобусе разыгралась очень показательная сценка. Молодая цыганка передала деньги водителю, заплатив только за троих взрослых. Он потребовал плату еще за двенадцать детей, а мама, как водится, «включила» полное незнание русского языка. Трудно сказать, как долго бы мы еще стояли на остановке, если бы опытный водитель не произнес «магическое» обещание: «Не заплатите – после смены заеду в табор к вашему барону, пусть он мне объяснит, почему я вас должен возить бесплатно». После этого три женщины стали быстро-быстро собирать мелочь по карманам, деньги нашлись и у девчонок постарше из числа учениц. Но… все равно не хватило. Тогда в счет оплаты за проезд самые маленькие цыганята-первоклашки стали петь и плясать для дяди-водителя, чтобы только он не сердился и не ходил к барону. Так под «эх, Дану-Данай …» мы и доехали до расположения табора. Смеялись все – и пассажиры, и водитель, и мамочки-цыганки. Конфликт был исчерпан столь оригинальным способом.

Я не раз бывала в цыганских таборах, общалась с баронами на разные темы, в том числе и на тему обучения детей, мне понятен уклад жизни табора, как общины, но я никогда не была на уроках в цыганских классах, а что такие классы в Александровском районе есть, знала. Пора было ликвидировать пробел, начинать надо было с общей картины, и сначала я встретилась  с начальником управления образования администрации района Сергеевой Ириной Константиновной (на снимке).

- Ирина Константиновна, сколько цыган учится в школах нашего района и как давно наши школы принимают детей «цыганского населения»?

- Давайте начнем с общих цифр – в районе 22 школы и в этом году за парты сели 11786 учащихся. В этих школах обучаются 127 цыган в возрасте от 7 до 17 лет, еще примерно сто маленьких цыган на воспитании в семьях, по сложившейся традиции в детские сады цыгане детей не отдают. Учатся цыгане в  двух городских школах и нескольких поселковых. Там, где ребятишек много, мы создаем отдельные цыганские классы.

-  Почему вы идете по пути создания отдельных цыганских классов?

- Этому нас научила жизнь. Первые цыгане массово появились у нас в районе в 2009 году. Они мигрировали из Ивановской области, обосновались в деревнях  Иваньково и Елькино. И честно говоря, мы поначалу даже растерялись. Нам сообщают, что в домах-времянках есть много детей школьного возраста, которые не учатся. Мы поехали туда, увидели полнейшую антисанитарию, стали вести переговоры, что детей надо отмыть, им надо учиться. Правда, эти таборы так и укочевали с территории района, но  года через два появились другие. Вот эти уже осели, построили свои поселки, сегодня цыгане массово живут в Темкино, в  Каринском, в Арсаках, Балакирево, Иваново-Соболево. В последнем названном мной населенном пункте соседствуют сразу два табора. Детей у них много, поначалу мы их принимали в обычные классы. Но дело в том, что по большей части приходят дети, совершенно не умеющие говорить на русском языке, дети разновозрастные, в первый класс может прийти и семилетка, и тот, кому уже девять лет. Это требует особого подхода, особого обучения, и родители русских детей стали роптать, беспокоясь, что совместное обучение с цыганами не позволит их детям быстро осваивать программу.  Мы решили создавать отдельные цыганские классы на стадии начальной школы. Сегодня такой класс в 20 человек есть в средней общеобразовательной Андреевской школе, 37 детей учатся в школе поселка Балакирево,  а там, где пять-шесть цыган в параллели, то, конечно, мы их определяем в общий класс.

                                                                  

- Вы сказали, что это особые дети, в чем их особенности, с какими проблемами сталкиваются  учителя?

- Цыгане не готовят детей к школе в общем понимании – не учат даже говорить по-русски. Вся подготовка сводится к покупке одежды, ранцев, школьных принадлежностей. И здесь надо отметить, что сегодня все, даже не очень обеспеченные цыганские семьи, экипируют своих детей хорошо. Дети активные, подвижные, их трудно научить даже сидеть, поднимать руку. С большим трудом приучили рано поднимать детей, чтобы они успевали к первому уроку. В таборах принято поздно ложиться и поздно вставать. До сих пор боремся за посещаемость, много прогулов без уважительных причин. Вот сейчас осень – время свадеб, а они у цыган длятся три дня, и все это время дети не учатся. Я на телефоне с баронами всех таборов, директора школ тоже, возвращаем детей за парты. 

 - Бароны понимают ваши требования?

- Приходится убеждать, потому что барон просто обязан отстаивать интересы своего населения, даже в мелочах, но мы «гнем свою линию» и многое получается. Сначала некоторые бароны хотели, чтобы дети учились непосредственно в таборе. И у нас был такой класс в поселке Светлый. Учились в вагончике, учительница начальных классов ездила туда. Но это крайне неудобно, условий никаких. Убедили, что детей лучше учить в обычной школе, где у них будет и спортзал, и питание. Решаем с баронами проблему подвоза детей. Где есть возможность, там детей подвозят на школьном автобусе, где-то это особый рейс автобуса «межгород». Я говорила, что в Иваново-Соболево два табора, поначалу спорили, к какому из них ближе остановка автобуса, просили останавливать автобус в двух местах, но мы убедили, что по ПДД невозможно останавливать автобус там, где просит барон. Детей к автобусу ведут родители, встречают из школы тоже – так мы решаем проблему безопасности. Если у родителей нет возможности собрать ребенка в школу, ведь в таборе есть и очень обеспеченные семьи, и совсем необеспеченные, то барон решит и этот вопрос.

                                                          

- Как цыгане относятся к учебе детей? Стремятся дать среднее, высшее образование?

- До 9 класса доходят единицы детей. У цыган нет культа образования, они считают, что научился писать, считать, говорить – уже хорошо. Ведь поголовно матери нынешних учеников безграмотные. Много детей выбывает из-за ранних браков, особенно девчонки. А поскольку на своих из табора цыгане не женятся, ведь там практически все связаны родством, то невесты уезжают в другие таборы. И сделать ничего невозможно, все хором твердят о традициях. А жаль, потому что цыгане обучаемые, активные, везде стремятся участвовать – поют, стихи читают, пляшут.

- Что посоветуете всем, кто решает вопросы образования цыган?

- Садиться за стол переговоров, идти на разумный компромисс, но четко определять позицию – дети должны учиться. Если такую работу не проводить, то детей и в начальную школу не приведут. И не надо бояться цыганских детей. Сегодня  образовательные стандарты позволяют выстроить индивидуальный маршрут обучения ребенка. Конечно, надо стараться подобрать учителя, способного работать с инофонами. (прим. автора – здесь слово  инофон употреблено в значении – дети, для которых русский язык не родной).

Попасть в школу с цыганским классом мне не составило ни малейшего труда. Уже через день меня радушно встречали в СОШ №30 поселка Андреевское, где цыгане отдельным классом учатся пятый год. Еще шесть ребят в прошлом году пришли в первый класс. Сельская  общеобразовательная школа в числе передовых в районе и Владимирской области, недавно стала победителем нацпроекта «Образования», получив за инновационное обучение грант в полмиллиона рублей. Условия для получения образования здесь отличные, и по словам директора школы Татьяны Ивановны Гордеевой (на снимке), цыганские семьи деревни Иваново-Соболево это прекрасно понимают. Школьный автобус с экспедитором забирает детей из таборов по утрам, днем привозит домой, есть школьная столовая, за плату родителей дети получают горячее питание.

                                                                        

Татьяна Ивановна ведет меня знакомить с 5 «б» классом , в котором на сегодняшний день 19 учеников в возрасте от 10 до 15 лет и с их «классной мамой» — Светланой Андреевной Морозовой, взявшей ребят в первом классе. Два образования позволяют ей вести русский язык и музыку. А ребята встречают меня при полном параде. Все девчонки в ажурных белых фартуках, мальчики в ослепительных белых рубашках, в костюмах, галстуки и бабочки тоже при них.

                                                                       

- Я сказала родителям детей, что завтра будет журналист, они решили всех одеть красиво, потому что для них это событие, — поясняет, улыбаясь, учитель. И я ее прекрасно понимаю, поскольку знаю, как любят фотографироваться цыгане. Во время урока я делаю массу фотографий, еще больше снимков мне показывают на перемене из летописи жизни класса, где отмечены все поездки, конкурсы, победы воспитанников Светланы Андреевны.

                                                                            

Методик, федеральных программ для обучения цыган нет. Для этой категории детей не разработаны даже отдельные стандарты обучения русскому языку. Русский язык с ними учат как родной, а не первый иностранный. А ведь дети, я писала выше, совсем не умеют говорить по-русски в свои семь лет. Представьте на секундочку, что к вам в класс привели двадцать детей, которые не знают языка, а их надо учить писать, считать, стихи учить. И мамы объясняются с вами больше жестами. За голову можно схватиться – карандаш и ручку держать не умеют, память нетренированная, родителям объяснить, что надо прописи купить за полторы тысячи рублей, невозможно. Светлана Морозова стала их учить русскому языку через песню.

- Все цыгане невероятно музыкальны, они запоминали слова песен, пели хором, а я играла им на фортепьяно, — говорит учитель, – Постепенно стали осваивать письмо, писала карандашом буквы, он обводили их по прописям, которые размножала на ксероксе. Могу показать вам сегодня их тетради, пишут красиво, многим ставлю пятерки.

                                                                      

А еще учитель все четыре года неутомимо вовлекает своих подопечных во все конкурсы. Они и  в фестивалях участвуют, например, выступали на Каринском поле доблести и славы во время акции «Свеча памяти», и в выставках декоративно-прикладного творчества,  и в конкурсе цветоводов. Все грамоты и дипломы вывешены в классе на Доске почета. Учитель особо гордится грамотами, которыми школа и администрация поселка награждает учеников и целые  цыганские семьи за активную жизненную позицию.

                                                                     

 - Я их очень люблю, — говорит Светлана Андреевна Морозова, обнимая учеников, - вы даже не представляете, какие они эмоциональные! Кода я им читаю вслух, они и смеются и плачут, так сопереживают героям книги. Все стихи, что мы выучили за четыре года, они вам без запинки расскажут прямо сейчас. Мне не зря говорят, что я заполнила  пустые файлы их  свежей памяти. Это очень добрые дети, но их, как и всех современных детей, приходится держать в строгости. Знаю всех родителей, часто бываю в таборе, где мне всегда оказывают уважение. И у меня всегда самые большие букеты цветов на первое сентября!

 Детишки, говорящие без акцента, тоже наперебой рассказывали, какая хорошая у них учительница, как они ее любят, и обязательно подарят ей бриллиант, когда вырастут и заработают много денег. В понимании цыганского народа стремление к роскоши — обязательный стимул жизни, ничего не поделаешь – любят они все яркое, дорогое. И это как никто другой понимает учитель музыки и начальных классов Светлана Морозова, которая родилась в Узбекистане, училась в классе, где были дети четырнадцати национальностей.

В завершении нашей встречи  цыганские дети спели для меня и сольно, и хором. Пели об осени, о родине, о благодарности взрослым, открывшим для них большой мир.

                                                                                  

Светлана Аминова, фото автора

 

Поделиться: