Жить по обычаям предков -  главная добродетель цыган

Недавно я писала о цыганском классе и замечательном учителе Светлане Андреевне Морозовой, сумевшей научить детей-инофонов русскому языку через пение. Убеждена, что ее методика работы требует обобщения и распространения, потому что результаты есть. К пятому классу все дети чисто говорят по-русски, пишут, легко общаются на разные темы, активно участвуют в школьной жизни и даже побеждают на конкурсах.

Тогда в праздничной публикации, вышедшей накануне Дня учителя, я почти не касалась одного вопроса – ранних, очень ранних браков цыган, которые просто уводят со школьной скамьи двенадцатилетних девчонок. А мальчики, будучи женатыми, хоть и продолжают учиться дальше, но будет чудом, если получат аттестат об окончании девяти классов общеобразовательной школы. Все это прекрасно знают, но как-то стараются замалчивать, не выносят на широкое обсуждение тему ранних браков. И в школе, и в управлении образования мне говорили только одно: «У этого народа такие традиции, переубедить невозможно, приходится мириться с выбыванием из школ «женихов» и «невест». То, что маленьких за парты сажаем – уже достижение».

О традициях лучше всего было разговаривать в таборе, поэтому пришлось вновь собираться в дорогу.  А тут, кстати, и попутчик случился – глава администрации Андреевского сельского поселения Олег Николаевич Федулов. На территории  его поселения  уже больше десятка лет живут два табора. Он не понаслышке знает о жизни цыган, убежден, что чего-то от них добиться можно только методом убеждения. Простой пример – уборка территории, примыкающей к табору. Не раз и не два приходится приезжать и напоминать, что за собой надо убирать, а лучшее вообще не мусорить. Работать приходится по принципу «вода камень точит»,  только после долгих переговоров барон выводит всех от мала до велика на «субботник».

Мы едем в табор, который  называют «Александровским», хотя расположен он в деревне Иваново-Соболево. Этот табор считается одним из самых «правильных» в цыганской среде. Здесь все от постройки домов до уклада жизни идет по «цыганским законам». Ведь сейчас и среди цыган есть те, кто, подражая русским, строит богатые коттеджи, шикарно отделанные снаружи и внутри, кто не гнушается надстроить второй этаж, пристроить теплый туалет. В Иваново-Соболево это не уважают. Дома здесь стоят на одном участке земли, впритык друг другу. Дома просторные, но снаружи напоминают скорее сараи, чем коттеджи. Второго этажа быть не может, потому что «грех» женщине быть даже на время выше мужчины. Дом барона практически не отличается от остальных, разве что стоит у самого въезда на огороженную территорию табора, символизируя, что он здесь опора и защита большой цыганской семье. У каждого дома припаркованы машины, любят цыгане и иномарки, и отечественную «Ладу-Приору». Машина для цыгана – визитная карточка и замена «кибитке»: на ней и на работу, и по гостям, и на рынок.

                                                                     

Кто бывал внутри цыганского дома, от неожиданности ахает, сравнивая некрашеные доски фасада с обстановкой внутри. У цыган нет того, что мы называем «прихожая или коридор», открываешь дверь и сразу попадаешь в огромный зал, уставленный дорогой мебелью, иногда даже белой с позолотой, как во дворцах. Обязательно на стене громадный телевизор, чем больше диагональ экрана, тем лучше. Дорогими коврами застелены все полы, так что даже шагнуть страшно. В любом доме за тяжелой занавеской есть «женская половина», куда перекочуют все женщины, как только вы появитесь на пороге. Но фотографий внутреннего убранства дома не будет. Цыгане не любят выставлять перед чужаками свое богатство. А то, что при всем гостеприимстве, при предложенном чае, мы  - чужие, говорит обряд «выметания» чужака. Его обязательно проведут, как мы только покинем территорию табора. Помню, как пару лет назад, мы вернулись в один из таборов за забытой кем-то из участников нашего рейда папкой с документами и стали свидетелями, как женщины, выстроившись в линию, тщательно подметали дом после непрошенных гостей. Ничего не поделаешь, они «ромалы», а мы  для них «гаджо» (чужаки).

То, что я приезжаю с главой администрации, поднимает меня намного выше в глазах цыганской общины, ведь я приехала в сопровождении мужчины, да еще и начальника.  Но все равно по опыту  знаю, что барон будет очень осторожен в беседе со мной. Пока мы ждем его выхода, а выйдет он непременно в костюме и белой рубашке, успеваю сделать несколько фото утреннего полупустого табора. Детей уже увезли на автобусе в школу, мужчины собираются на работу, а женщины, прервав их сборы, отравили своих  старших сыновей «на разведку», хотят узнать, зачем «гаджо» требуют барона.

                                                     

Мы не первый раз встречаемся с Робертом Михаем. Он старший сын цыганки, которую все зовут «баба Люба». Всего у нее четыре сына, но бароном («баро» – уважаемый) как и положено, выбран старший. Сам табор представляет собой общину из десятка семей, где все в каком-то родстве: братья, сестры, племянники, внуки. Сама баба Люба привела свою большую семью во Владимирскую область из Ивановской, а еще раньше  они перекочевали в Россию из Белоруссии. Вот и сейчас она «укатила» в Белоруссию к родне, осень – время цыганских свадеб. Так что придется довольствоваться прошлогодним  фото основательницы табора.

                                                       

Поговорка, что «муж — голова, а жена -  шея», как нельзя лучше применима к цыганской семье. Цыганки, особенно в возрасте, достаточно умны, чтобы исподволь, незаметно «вдувать мужу в уши» свои желания. Они в курсе всего, что происходит в таборе, в семье родственников, всегда готовы «вставить свои пять копеек» при обсуждении. Вот и во время  нашей беседы с бароном его супруга, хоть и держится на втором плане, но постоянно врывается в наш разговор со своими комментариями. Только после моего возгласа: «А кто же мне все-таки интервью дает?» и одного строго взгляда мужа, брошенного в ее сторону, покорно замолкает.

                                                       

К теме ранних браков надо подвести неспешно, поэтому мы долго говорим об устройстве табора, где все женщины не работают, а занимаются семьей. Барон объясняет мне, что уважающий себя мужчина не пошлет жену гадать на улицу, заработает денег строительством, нанимаясь на стройку в составе цыганской бригады в соседних деревнях. Мы говорим об обязанностях самого барона, отвечающего за порядок в таборе, за чистоту территории, ведущего переговоры с властью, решающего спорные вопросы «цыганским судом». Цыгане не обращаются в  государственные суды, если возникает конфликтная ситуация, все решает барон, и наказывает виноватых он сам. Не часто, но телесные наказания выпадают на долю тех, кто уходит в запой, забыв о семье. Таких барон возвращает «на путь истинный».

- Почему так рано детей жените?

- А как рано, девушек в семнадцать лет, мальчиков в пятнадцать, — уверяет барон. И лукавит.

- Я знаю, что и в двенадцать уже свадьбы играете.

- Бывает, но редко. У нас так принято, чтобы пара была целомудренной, они вместе жизнь начинают, и не разводятся никогда. А до совершеннолетия трудно честность сохранить. У нас жены молодые, но все равно на два-три года старше жениха, потому что жене надо хозяйство вести и детей рожать.

- Если все родственники в таборе, на других женитесь?

- В соседние таборы сватов засылаем. Невест и женихов выбирают родители, и ослушаться молодые не могут. Невест ищем красивых и здоровых, а жених, хорошо, если будет из обеспеченной семьи.

Надо отметить, что на русских или представителях других народов цыгане не женятся, берегут «чистоту народности», в другие области и земли за цыганками уезжают охотно. Репутация семьи и ее достаток, ведь лентяи и пьяницы не могут обеспечить достойную жизнь, играют первоочередную роль в выборе женихов и невест.

- А замужняя девочка уже в школу не пойдет?

- Нет. Она наденет длинную юбку, повяжет голову платком и будет дома заниматься хозяйством, а муж будет учиться и до девятого класса, и дальше.

- Дальше? А сколько ваших родственников имеют среднее или среднее техническое образование?

- Ни одного.

И на сегодняшний день это горькая правда. Ни один цыган этого и соседнего табора, ни один цыган района за последние  годы не получил аттестат об окончании средней школы. И мечты сотен мальчишек и девчонок стать учителями, врачами, профессорами разбиваются о традиции некогда кочевого народа. С точки зрения законодательства нашей страны нарушений практически нет. Цыгане в ЗАГС не торопятся, даже когда семья станет совершеннолетней, им куда важнее, когда о бракосочетании и богатой свадьбе знают родственники. В оправдание таких традиций выступают и многие защитники прав детей, делая акцент на том, что у цыган нет неравных по возрасту браков, никогда девчонку не выдадут замуж за старика и наоборот, женят детей, когда они достигают момента полового созревания. А на закон об образовании, что обязателен для всех граждан России, просто закрывают глаза.  Значение семьи, рождение детей, продолжение рода у цыган перевесит все аргументы в защиту образования.

Эту деликатную тему я вынесла на обсуждение в соцсетях, и в основном все ответы нецыганского населения сводились к тому, что у цыган  многому можно поучиться. Вот некоторые мнения жителей нашей области:

-  С одной стороны, это (браки) рано, так считается. А с другой стороны, из своих наблюдений, может правильно. Многим, может, тоже надо в 12 или 13 лет замуж, и не цыганам. Учиться не хотят, а думают о противоположном поле. Наверно, так даже честнее, как у цыган. Я отвожу детей в  школу мимо села Ивановского, где живут цыгане. Их дети всегда чисто и хорошо одеты, улыбаются. Детский автобус отъезжает с остановки, а в нем черноволосые веселые детские лица. Мне это поднимает настроение. А их мамы стоят на остановке,  провожают их взглядом, смотрят с любовью. Все цветастые, яркие. Это их культура, я уважаю ее.

- Вот мы все говорим – учиться, учиться, получать высшее образование, а никто не твердит каждый день, что, только честно создав семью, человек будет счастлив. Наоборот, вся страна на центральных каналах ищет по ДНК отцов, безнравственность возвели в ранг популярности. Может быть, цыгане и правы, что упор делают на семью, они точно не пойдут на гей-парады и не будут делать анализы ДНК, чтобы узнать, чей ребенок в семье растет.

Наверное, нужны годы, чтобы получение  среднего и высшего образования  у цыган  вошло в ранг престижных задач. Пока вокруг столько «неверности и бесчестья», уважающие себя цыгане будут обеими руками держаться за традиции предков, ведь жить по обычаям – главная добродетель цыган.

Светлана Аминова, фото автора

Поделиться: