Клик души. К 10-летию программы «Лексикон»*

Разумеется, всё, что я сейчас скажу, это КРИК души. Но так как большинство примеров взято мной из интернета (а чтобы выловить что-то в этом океане, нужно пользоваться мышкой и делать ею щелчок, который и называют  КЛИКОМ), то сегодняшние мысли я и назвал: КЛИК ДУШИ.

Начнем? Незабвенный профессор Пеньковский, дражайший наш Александр Борисович, не уставал нам, студентам, повторять:

- Ребята! Не волнуйтесь за русский язык. Он тысячи лет жил, жив и жить будет. Вы за своей РЕЧЬЮ следите. Речь нуждается в спасении. Это и будет вашим вкладом в русский язык.

Итак, речь! Для начала – официальная. Если прослушать все общественно-политические новости ТВ за день, можно составить одно предложение. Вот оно.

Пропаганда гомосексуализма среди невыездных сирот-инвалидов запрещена в случае управления ими транспортными средствами без прописки с целью оскорбления чувств верующих в состоянии алкогольного опьянения при следовании по делам организации массовых митингов, влекущих за собой курение в общественных местах, где реализуют алкоголь после 22:00, если оные являются иностранными агентами, ранее похищенными представителями органов государственной власти на территории другого государства для целей реституции украденных ондатровых шапок, могущих повлечь за собой клевету и разжигание ненависти к социальной группе.

Учтите: это одно предложение! Возможно ЭТО перевести на русский язык? Нет, я понимаю: официоз… Канцелярит… Но не до такой же степени!

Моя дочь год проработала в организации, которая составляла программы для компьютеров. Она их составляла, затем «ломала» (это термин такой), чтобы проверить на жизнестойкость, а затем делала описание, как именно программа работает. В фирме этой быстро сообразили, что второго человека, владеющего русским языком, у них нет (хотя все там русские). И перевели дочь исключительно на описания. И соответствующую запись в трудовой книжке сделали. Ребята, это нечто! Вот эта запись: «ТЕХНИЧЕСКИЙ ПИСАТЕЛЬ»!

А что с канцеляритом делать, я не знаю. Пусть «Лексикон» разбирается!

Таперича речь обиходная. Нет, ребята, я не против мата. Без него иногда просто не обойтись. Но ведь это высокое искусство! Им овладеть надобно! А то, что мы слышим в маршрутках, — это просто грязная речь. Вот тут у меня есть предложение. В особо затруднительных случаях переходить на латынь. Например, если в давке троллейбусной очень хочется сказать: «Куда прёшь, пидор?!», — не уместнее ли будет воскликнуть: «Квовадис, кинаеде?!».

Не нравится латынь – давайте вспомним старые добрые слова, забытые совершенно незаслуженно. Не так густо, как у Солженицина, но иногда это бывает очень к месту. Помните: отвечая на звонок, говорить «Алло», «Да» и «Какого хрена!» стало старомодно. Есть другое нужное слово: «Внемлю!» Во время повисшей паузы очень живо представляется лицо собеседника… Насладитесь моментом! Если неологизм сперепугу забылся, можно заменить фразой: «Кому я понадобился?», произносимую со МХАТовским драматизмом. Интернетовское«Аффтаржжот» замените на «Писарь возжегаше»,  ИМХО — на «Нижайше полагаю», реквестировать — это «Испрошать, Бить челомъ».С ером на конце! Набивший оскомину «Респект» — это ж наше исконное«Исполать»! Всё это для меня лично «Ня», то есть  «Любо, Премило». Сразу видно, как говаривал Гердт, человека с раньшего времени. Теперь таких почти нет, так возродим их в себе!

Ну, а напоследок давайте полелеем нашу гордыню, то есть возьмёмся всё-таки за русский ЯЗЫК.

Там, где русский язык произвел одно-единственное понятие (я сейчас о любви), древние греки усматривали множество разновидностей: эрос - любовь чувственная (ну, помните?«Хочешь большой и чистой любви? Приходи вечером на сеновал!»). А есть еще агапэ - любовь жертвенная, духовная, филиа - возвышенная любовь-дружба и, наконец, сторгэ - любовь-нежность, любовь-привязанность. Но есть еще и любовь-мания, болезненная одержимость, любовь-прагма, подконтрольная разуму, ничего общего со страстью не имеющая.Наконец, любовь-лудус — взаимная игра, приносящая участникам мимолетное наслаждение.

Нечто не найдём аналоги в родном языке? Он же великий и могучий!

Надо признаться, что в других языках есть слова, которых в русском языке попросту нет! Горько, но это так…

Например, Fonddel’air (это по-французски) — дословно переводится  как «дно воздуха». Вообще же, выражение означает следующее: на улице лето и светит солнце, и вроде бы нужно одеться легко, но на самом деле — очень холодно. Не просто холодно, а прямо до дрожи. О!

Еще? Пожалуйста! L’espritd’escalier (французский) — чувство, которое испытываешь после разговора, когда мог бы сказать многое, а вспомнил и сформулировал только сейчас. В общем, когда только после разговора понимаешь, как именно нужно было ответить. Дословно переводится как «остроумие на лестнице», а наш ближайший аналог «крепок задним умом». Kummerspeck (немецкий) — дословно переводится, как «бекон горя». Вообще же обозначает действие, когда вы начинаете неумеренно есть все подряд, чтобы заглушить свою депрессию.

Вот «Лексикону» и определены стратегические задачи на следующее десятилетие!

Но все же, все же, все же… Все же нет и прекраснее, и изворотливее русского языка. Помните рассказ, ВСЕ слова которого начинаются на букву П? Нет? Вот он!

- Пётр Петрович Петухов, поручик пятьдесят пятого Подольского пехотного полка, получил по почте письмо, полное приятных пожеланий. «Приезжайте», — писала прелестная Полина Павловна Перепёлкина, — «поговорим, помечтаем, потанцуем, погуляем, посетим полузабытый, полузаросший пруд, порыбачим. Приезжайте, Пётр Петрович, поскорее погостить». Петухову предложение понравилось. Прикинул: приеду. Прихватил полуистёртый полевой плащ, подумал: пригодится. Поезд прибыл после полудня. Принял Петра Петровича почтеннейший папа Полины Павловны, Павел Пантелеймонович. «Пожалуйста, Пётр Петрович, присаживайтесь поудобнее», — проговорил папаша. Подошёл плешивенький племянник, представился: «Порфирий Платонович Поликарпов. Просим, просим». Появилась прелестная Полина. Полные плечи прикрывал прозрачный персидский платок. Поговорили, пошутили, пригласили пообедать. Подали пельмени, плов, пикули, печёнку, паштет, пирожки, пирожное, пол-литра померанцевой. Плотно пообедали. Пётр Петрович почувствовал приятное пресыщение.

После приёма пищи, после плотного перекуса Полина Павловна пригласила Петра Петровича прогуляться по парку. Перед парком простирался полузабытый полузаросший пруд. Прокатились под парусами. После плавания по пруду пошли погулять по парку. «Присядем», — предложила Полина Павловна. Присели. Полина Павловна придвинулась поближе. Посидели, помолчали. Прозвучал первый поцелуй. Пётр Петрович притомился, предложил полежать, подстелил полуистёртый полевой плащ, подумал: пригодился. Полежали, повалялись, повлюблялись. «Пётр Петрович проказник, прохвост», — привычно проговорила Полина Павловна. «Поженим, поженим!», — прошептал плешивенький племянник. «Поженим, поженим», — пробасил подошедший папаша. Пётр Петрович побледнел, пошатнулся, потом побежал прочь. Побежав, подумал: «Полина Петровна прекрасная партия, полноте париться». Перед Петром Петровичем промелькнула перспектива получить прекрасное поместье. Поспешил послать предложение. Полина Павловна приняла предложение, позже поженились. Приятели приходили поздравлять, приносили подарки. Передавая пакет, приговаривали: «Прекрасная пара».

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Прекрасная передача! Получите подарок!

(Автор этих строк не преминул подарить для библиотеки «Лексикона» собственную книгу «Дуэт для скрипки и балалайки» и словарь иностранных слов. В нем 10 000 слов, законность бытования которых в русской речи необходимо обдумать. Задачка на следующие десять лет!)

Николай Алексеев

* Примечание редакции : десять лет назад, 10 февраля 2003-го, на владимирском телевидении и радио появилась программа о русском языке «Лексикон». Подробнее об этом читайте на нашем портале здесь.

Поделиться: