Александр Шишонков: «В КБА – порох есть!»

Трудовая слава России. Рабочий ковровского КБ «Арматура» награжден «космической» медалью.

Имя заслуженного человека, токаря шестого разряда Александра Шишонкова из Владимирской области в последнее время привлекло внимание многих СМИ, и областных, и федеральных. Связано это с недавним Указом Президента РФ о награждении рабочего ковровского филиала ГКНПЦ имени М.В.Хруничева КБ «Арматура» медалью «За заслуги в освоении космоса».

Мастерство Александра Шишонкова и прежде не раз отмечалось наградами. Не раз он побеждал или становился призером на конкурсах профессионального мастерства, трижды признавался лучшим токарем предприятия. А в 1980-х так вообще получил официальное звание лучшего токаря союзного Министерства общего машиностроения, откуда потом вышла госкорпорация «Роскосмос». Токарь-виртуоз внес немалый вклад в изготовление различных космических систем. Сработанные им собственноручно детали, как части межпланетных аппаратов, достигли Луны, Марса и Венеры. А.Шишонков принимал непосредственное участие в работах над множеством космических стартов, в том числе и над многоразовой космической системой «Энергия-Буран» — вершиной советской космической и конструкторской мысли. Он и сейчас задействован в изготовлении новых перспективных отечественных космических ракет-носителей модульного типа с кислородно-керосиновыми двигателями «Ангара».

А начиналась космическая карьера Александра Шишонкова в ковровском энергомеханическом техникуме. Там в начале 70-х он получил две специальности — техника-технолога по обработке металлов резанием и токаря третьего разряда. Как объяснил сам Александр, обычно выпускникам присваивался второй рабочий разряд. Ему же дали третий, потому, что он умел пользоваться микрометром — более точным, чем штангенинструмент. Тогда же, по окончании техникума, он и попал впервые на КБА. Можно сказать, что его привела туда за руку преподававшая в техникуме технолог этого предприятия Половинкина. Только благодаря ей, считает Александр Леонидович, его жизнь навсегда оказалась связанной с космической отраслью, с КБ «Арматура».

Но перед этим была еще служба в Советской Армии. Служить довелось на Украине, в известном всем, хоть и небольшом городе Бердичев. Там в начале 70-х располагались части ПВО с наиновейшим на тот момент вооружением. И там, отучившись в «учебке», А.Шишонков стал инструктором механиков-водителей знаменитой самоходной зенитки «Шилка». В целом, воспоминания о тех годах в военной форме у старшины запаса А.Шишонкова – невеселые. Из тех механиков-водителей, что он обучил, говорит, все погибли. Всех их из учебной части отправляли, как «военных специалистов», в воюющий с Израилем Египет и оттуда они уже не вернулись…

Демобилизовавшись и приехав домой, в деревню Колосово Камешковского района, Александр успел поработать на находившейся недалеко ткацко-прядильной фабрике в поселке им. Володарского. Но уже через пару месяцев понял: это – не его. Так он и оказался вновь на пороге отдела кадров знакомого уже ему КБ «Арматура».

Так, с 1975 года здесь и трудится токарем. Поначалу – присматривался, перенимал опыт у старших, у опытнейших рабочих, лауреатов и орденоносцев Вадима Нефедова, Ивана Петрова, Владимира Чумакова. А потом, пришло время, когда и сам стал мастером. Да каким! Не раз и не два именно от А.Шишонкова зависело, успеет ли предприятие сдать в срок изделие. И когда не справлялись другие – он выручал. Приходилось делать работу — неимоверной тонкости, счет велся на доли микрон, вспоминает Александр Леонидович:

- Изделие миниатюрное, диаметром 6 миллиметров, все там тоненькое, ажурное, а на конце под клапаном еще седло, да канавки, да не одна. Резец как иголочка, точишь на станке, а уже и усилий не чувствуешь. Стружка копится, не доглядишь немного – хруп! — и резца нет.

Как же удается токарю–«ювелиру» справляться с почти невозможными задачами? Александр Леонидович попытался объяснить главный секрет своего мастерства:

- Металл  надо чувствовать. Вот, берешь кусок металла и надо понять, на каких режимах работать, как его взять, чтобы он точился легко и долго, чтобы у тебя резец быстро не сломался. Когда ты понимаешь его твердость, его структуру, его формулу химическую, тогда проблем не будет. Я сам раньше удивлялся этой способности у нашего заслуженного токаря, Вадима Нефедова, спрашивал его: «Как ты все это понимаешь?». А он отвечал: «Знаешь что? – Чувство, нюх и настроение. Годами точу, потому мне все здесь и понятно». Это не опишешь словами. Это просто многолетний опыт. И никакая электроника не сосчитает это никогда.

Сейчас работать, конечно, полегче. Предприятие перевооружается, взамен старых станков приходят новые, компьютеризированные и автоматизированные. И хотя основной инструмент мастера, по-прежнему — универсальный станок производства московского завода «Красный пролетарий», образца 1964 года, измерительные приборы стали гораздо совершеннее.

- Сейчас мы используем средства до третьего знака перед запятой, - говорит А.Шишонков. - Толщина волоса — пять сотых микрона, а наша работа стала точнее в пятьдесят раз!

И все-таки, постоянное напряжение, предельная сосредоточенность и самодисциплина, необходимая в этой работе, давит. Нет-нет, да захочется чего-то попроще, чтоб не пришлось ни голову, ни глаза ломать. Но, хоть и говорит А.Шишонков, что он – не один такой специалист в КБА, что кроме него еще наберется человек пять, но когда надо какую-то особенно сложную деталь изготовить, так опять — несут ему.

Но куда больше, чем усталость, беспокоит Александра Леонидовича молодежь, что приходит на предприятие. Далеко не в каждом он видит стремление чему-либо научиться, овладеть профессией. Сколько их прошло через цех и не задержались здесь, испугавшись столь сложной работы? Это были, считает Александр Леонидович, несерьезные, случайные люди. Но не все, не все. Потому, оптимизм не покидает мастера.

- У нас есть мальчишки, которые за мной тянутся, и, прямо скажу, хорошие мальчишки, толковые. Но имена не буду называть, а то другие обидятся. Поэтому, я теперь не боюсь, что если уйду, не на кого будет завод оставить. Там еще кроме меня пять-шесть таких же специалистов, не хуже. Так что, в КБА – порох есть!

 Василий Миронов

Поделиться: