Своими руками воссоздают историю

Поисковые  отряды открывают новые страницы истории Владимирской области времен Великой Отечественной войны.

Для поисковика, который ищет обломки боевого самолета, найти шильду – все равно, что отыскать солдатский медальон. Это большое везение, особенно, если на ней сохранились номерные знаки двигателей. Шильда – это пластинка,  которая крепилась к двигателям  и на которой размещались надписи и обозначения. В этом плане Артему Волкову из Судогды не просто повезло, ему выпала редкостная удача – он смог разыскать две половинки шильды одного из двигателей боевого самолета времен Великой Отечественной войны А-20 «Бостон», взорвавшегося в небе над Владимирской областью.

 Трагедия произошла  70 лет назад – 29 июля 1943 года близ села Палашкино Камешковского района…

Информация о том, что в Камешковском районе в годы войны упал боевой самолет, появилась у командира поискового отряда «Небо родины» Евгения Агафонова осенью прошлого года. Несколько месяцев ушло на уточнение сведений в Центральном архиве Минобороны (ЦАМО) и уже в мае 2013 года вместе со своим отрядом Евгений выехал на разведку. Не сразу, но место падения найти удалось: помог житель поселка Мирный Альберт Иванович Болдин.  В 1943 году, будучи 10-летним мальчишкой, он вместе с другими детьми своими глазами видел и слышал взрыв, а примчавшись к месту трагедии, ребятня стала свидетелем, как всепожирающее пламя палило все вокруг на несколько десятков метров.

Более-менее точный «квадрат» поисковикам  подсказал бывший егерь Виктор Сергеев. Выехав на место, уже через несколько минут Евгений обнаружил воронку, в которой и были найдены обе шильды с номерами двигателей самолета.   

…Это был тренировочный полет, но с полным боекомплектом. В баках А-20 находилось три тонны топлива. Экипаж взлетел с аэродрома под Ряжском в Рязанской области и летел по маршруту в сторону Иваново. Но до этой точки экипаж и не долетел – под Владимиром его настиг грозовой фронт, командир потерял управление и машина рухнула вниз. Четверо летчиков погибли заживо – их просто разорвало на куски.

Вот их имена:

- командир экипажа, старший лейтенант Константин Андреевич Медведев, 1911 года рождения;

- штурман, лейтенант Алексей Степанович Прозоров, 1918 года рождения;

- штурман, лейтенант Руфим Александрович Абоимов, 1917 года рождения;

- воздушный стрелок, старшина Якименко Петр (?) Порфирович (?), 1914 года рождения.

Командир экипажа Константин Андреевич Медведев. Его фотографию удалось найти в военном архиве

Штурман экипажа Алексей Степанович Прозоров. Его фото сохранилось школьном музее – после войны местные жители связались с его отцом, проживавшим в Ярославской области, и он предоставил это фото

Самолеты А-20 «Бостон» поступали в Советский Союз по ленд-лизу из США. Их переделывали под ночные истребители – устанавливали радиолокационное оборудование для поиска в ночном небе бомбардировщиков противника. Экипаж погибшего «Бостона» входил в состав 173-го авиационного полка ночных истребителей дальнего действия особого назначения – самолеты бомбардировочных полков привлекались для борьбы с  вражескими ночными бомбардировщиками и зачастую успешно отражали налеты врага.

К.А. Медведев был опытным пилотом — за плечами у него имелось 1600 часов налета, в 1942 году за бои на Сталинградском направлении его наградили орденом «Красная Звезда». Другие  члены экипажа также имели солидный боевой и летный «багаж» – в 1941 году в составе истребительного авиационного полка ПВО они защищали Москву от налетов фашистского люфтваффе.

Проанализировав массу документов и исторических источников, Евгений Агафонов считает, что машинами «Бостоны» были вполне надежными. Но даже современным самолетам сложно бороться со стихией, не говоря уже о технике того времени.

Погребение экипажа после катастрофы прошло в 1943 году на гражданском кладбище в Палашкино, где имеется могила и памятник, на котором высечены  фамилии и инициалы летчиков. Но точно там указаны имена лишь К.А. Медведева и А.С. Прозорова. Инициалы старшины Якименко не соответствуют архивным данным, а четвертое имя, выбитое на памятнике, вообще не значится ни в каком списке. Исправить это недоразумение – уточнить имена, а в дальнейшем, по-возможности, установить новый памятник, указав там не только даты рождения и смерти, но и истинную причину гибели —  взялись командиры поисковых отрядов,  задумывая уже более масштабную поисковую экспедицию. Поисковики поставили задачу не только попытаться отыскать фрагменты, но и обучить новичков азам поискового дела. 

Трехдневная экспедиция, которая прошла в середине июля близ Палашкино, собрала примерно 25 опытных поисковиков и новичков из Владимира, Гусь-Хрустального, Судогодского, Камешковского районов. Последний представляли две юные девушки-волонтеры Ирина Быкова и Кристина Семенюк под руководством своего наставника Константина Тарасова.  Участвовали в экспедиции также командир отряда «Земляк» Олег Гуреев и директор Гаврилово-Посадского муниципального краеведческого музея Ивановской области Петр Размазин вместе со своим 11-летним сыном.

- В первую очередь для патриотического воспитания, - сказал Петр. – Я считаю, что самое действенное привлечение молодежи к истории – не громкие слова, а реальное дело своими руками. Я очень доволен, что он попал в эту атмосферу.

… Общий утренний сбор в лагере  – около 8 часов утра. После завтрака тут же на месте необходимый инструктаж по технике безопасности провели руководитель экспедиции, командир отряда «Амулет» Вячеслав Казаков и Евгений Агафонов. Задача, которую они поставили перед юными бойцами – как можно тщательнее обследовать воронку не только на предмет наличия обломков самолета, но и останков экипажа. После инструктажа поисковики отправляются к месту раскопа.

По дороге Евгений рассказал, что на территории области разбилось минимум 56 боевых самолетов – об этом свидетельствуют архивные данные. Но, вероятнее всего, эта цифра вырастет. Погибли самое малое 130 летчиков –  в общей сложности два авиаполка.  

Множество документов в ЦАМО находятся в открытом доступе, но их никто не брал в руки семьдесят с лишним лет, — описывает Евгений ситуацию.

Так или иначе, но контуры воронки близ Палашкино, как сказал он, когда впервые ее увидел, отчетливо напоминали изображение сердца. А на саму воронку Евгения вывел журавль – как только он вышел к ней, в небе неожиданно прокричала белокрылая птица. Журавли, довольно редкие в наших краях птицы, давно уже стали, не побоюсь этого слова, символом солдатских душ, много лет пребывающих в небытии. Поисковики говорят, что часто видят их в зоне поисковых работ.

В течение дня воронку благодаря общим усилиям удалось расширить раза в два и значительно углубить. Песчаная почва с одной стороны облегчала работу, с другой — затрудняла.

- Самое главное правило – укреплять стенки раскопа, - пояснил нюансы в самом начале раскопок командир отряда «Звезда» Александр Неповинных. – Делать их пологими, чтобы не осыпались, либо ставить подпорные стенки. Здесь мы выдерживаем именно пологие стенки. Пока глубина позволяет копать спокойно, будет глубже – будем укреплять более серьезным способом.

Александр Неповинных и Алексей Палагин обсуждают находку

В раскопе нашли множество деталей: обгорелые и спекшиеся фрагменты дюралевой обшивки, фрагменты двигателя, куски стоек рамочной системы, фрагменты ребер жесткости, гильзы, куски металлической оплетки, резиновых патрубков, топливных шлангов…

Найденными обломками усыпали подножье деревянного креста, установленного в нескольких метрах от просеки рядом с воронкой. Фрагментов останков найти не удалось.

Это лишь небольшая часть из найденных обгоревших обломков

В земле также был найден датчик скорости

На месте раскопа уже поздним вечером состоялась скромная и незатейливая памятная церемония – бойцы зажгли по свече, потом поставили их на стихийный постамент из обломков.  Вячеслав Казаков и Евгений Агафонов еще раз напомнили юным бойцам историю экипажа и обстоятельства, приведшие к трагедии.

К самодельному кресту прикрепили табличку с именами погибших

- Пусть это был и не боевой вылет, а всего лишь учебно-тренировочный, летчики все равно погибли как герои.  Они оставили нам самое дорогое – свою жизнь и наша задача – сохранить память о них. Тем дольше будет жить их подвиг и смерть их будет не напрасной. И вы будете понимать, что тоже к этому прикоснулись, — сказал, обращаясь к поисковикам, Вячеслав Казаков

Утром следующего дня все снова собрались у воронки

Поисковики надеются, что рано или поздно во Владимирской области придут к идее создания музея боевой авиации или, по крайней мере, отдельной экспозиции на эту тему. Пока же наиболее ценные находки решено передать в Камешковский районный историко-краеведческий музей.  На форуме www.soldat.ru идет поиск родственников погибших летчиков, в том числе старшины Якименко, инициалы которого требуют уточнения для переустановки мемориала. 

Екатерина Борисова

(Фото автора, Данилы Белкова и из архива Вячеслава Казакова)

Поделиться: